Skip to main content Skip to search

Павлючук
Вячеслав
Алексеевич

Ведущий инженер
Образование: 
Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского, 1961 г., Радиофизика
Диссертации и учёные степени: 
Кандидат физико-математических наук,
Учёное звание: 
Старший научный сотрудник
Общий стаж: 
59 лет
Стаж по специальности: 
59 лет
Работа в университете: 
Доцент, Кафедра радиотехники и электродинамики, с 2005 по 2015
Ведущий инженер, Кафедра радиотехники и электродинамики, с 2015 по 2019
Биографический текст: 

Мой университет.

Я не случайно озаглавил так свои воспоминания о родном университете, ибо с ним связана практически вся моя жизнь. В университете же прошла жизнь моих родителей (Алексея Кондратьевича Павлючука и Нины Георгиевны Павлючук), здесь они и познакомились. Работали в СГУ и две мамины сестры – Ирина Георгиевна и Валентина Георгиевна Шубцовы – и муж Валентины Георгиевны Евгений Александрович Ридель. А имя маминого младшего брата (Всеволода Георгиевича Шубцова) выбито на памятнике сотрудникам СГУ, погибшим на фронте в годы Великой Отечественной войны. С университетом связана и вся жизнь моей жены – Марины Викторовны Кольцовой, которая окончила его в 1962 и до сих пор в нём работает. В университете же (на кафедре английского языка) работает моя двоюродная сестра Софья Константиновна Соловьёва.

Мои собственные первые воспоминания об университете относятся к далёкому 1943 году. Папа ушёл на войну, мама вышла на работу, а я категорически не хотел ходить в детский сад. Поэтому мама часто брала меня с собой в университет, оставляя либо в деканате под присмотром секретаря Клавдии Васильевны Максимовой (а деканат физмата помещался тогда в небольшом деревянном строении, находившимся на месте расположенного вдоль Астраханской улицы крыла X-го корпуса), либо с кем-нибудь из знакомых в том корпусе, где проходили у неё занятия. И вот однажды занятия у мамы проходили в III-м  корпусе, и ей надо было что-то уточнить по программе. Мы с ней зашли в одну из аудиторий на первом этаже, и она начала разговаривать о своих делах с сотрудником, который находился в этой комнате. Я же грустил и от нечего делать разглядывал окружавшие меня непонятные предметы и устройства. Это увидел мамин собеседник и, оторвавшись от разговора по делам, сказал мне: «Не скучай, сейчас я подарю тебе какую-нибудь игрушку!». Открыв ящик стола, он вынул оттуда и протянул мне симпатичный округлый предмет, сделанный из какого-то непонятного материала. Получив такую необыкновенную игрушку (как я понял гораздо позже, это было текстолитовое основание штатива), я обрадовался и спокойно ждал окончания маминого разговора.

Я, может быть, и забыл бы об этом случае, но много лет спустя, разбирая свои старые игрушки, я нашёл этот предмет. И я спросил у мамы, помнит ли она, кто мне его подарил. «Да – сказала мама – это был физик с такой странной фамилией: Жузе». И тогда  я понял, что случай свёл меня в раннем детстве столь необычным образом с Владимиром Пантелеймоновичем Жузе.

Кстати сказать, и с будущим заведующим кафедрой электрорадиотехники (так называлась наша кафедра с 1952 г. по 2001 г.) Владимиром Яковлевичем Красильниковым я также познакомился задолго до поступления в университет. Это произошло в пионерском лагере для детей сотрудников университета, где я бывал каждое лето в начале 50 – х годов прошлого века. Лагерь располагался на возвышенности в районе 5-ой дачной остановки рядом с лесным массивом, в котором мы проводили большую часть своего времени, участвуя в различного вида походах под руководством сотрудника кафедры физкультуры Николая Константиновича Смирнова. 

Несмотря на отпускной период, к нам время от времени приезжали ведущие сотрудники университета и рассказывали о последних достижениях науки в тех областях, в которых работали. Владимир же Яковлевич не только прочитал нам популярную лекцию по электротехнике, но и продемонстрировал привезённую с собой портативную (как я узнал позже – трофейную немецкую) измерительную аппаратуру. А в конце встречи провёл на пожелавших в нём участвовать хотя и безвредный, но эффектный эксперимент, демонстрирующий разницу воздействия на организм человека постоянного и переменного тока. Он предложил участникам эксперимента встать в круг и взяться за руки, а первому и последнему из стоявших вложил в свободные руки по круглому металлическому электроду. Потом он подключил к этим электродам обычную батарейку от карманного фонаря – никто, естественно, ничего не почувствовал. Затем он подключил эту батарейку к какому-то устройству (это было, по-видимому, реле-прерыватель), а его, в свою очередь – к электродам, после чего круг участников эксперимента с визгом мгновенно рассыпался!

Признаюсь честно, я в этом эксперименте не участвовал, так как к тому времени был достаточно опытным радиолюбителем и воздействие переменного тока на свой организм испытывал неоднократно!  

Должен ещё заметить, что в пионерском лагере я познакомился со многими  будущим коллегами по университету, некоторые из которых (например, Витя Розен – в настоящее время заведующий кафедрой геометрии, д.ф.-м.н., профессор Виктор Владимирович Розен) до сих пор успешно трудятся на благо родного университета. 

Можно много говорить о том, как переплеталась моя судьба с судьбой университета. Где-то году в 1952-м я вместе с родителями принимал участие в воскреснике по строительству V-го корпуса. Моё внимание привлёк пожилой (как мне тогда показалось) человек с окладистой бородой, похожий на Менделеева. Я спросил папу, кто это, и он ответил, что это новый ректор, Роман Викторович Мерцлин. Через какое-то время  Роман Викторович подошёл к нам, и о чём-то поговорил с папой. И каково же было моё удивление, когда через пять лет (я, будучи первокурсником,  стоял в очереди в кассу за стипендией) проходивший по коридору Роман Викторович узнал меня, сам подошёл ко мне, протянул руку и поздоровался!

Теперь о том, почему я поступил на физический факультет и выбрал в качестве специальности радиофизику.  Два основных фактора повлияли на мой выбор будущей профессии.

Первый – это замечательный преподаватель физики в 19 – й школе, где я учился – Василий Сергеевич Романов. Мало того, что он замечательно преподавал свой предмет, он организовал ещё радиокружок, в котором мы на практике осваивали азы радиотехники. Кстати, одним из самых активных участников этого кружка был Дима Копелянский – ныне член-корр. РАН, д.ф.-м.н., проф. Д.И. Трубецков.

Второй фактор – личное знакомство моих родителей Венедиктом Ивановичем Калинином.

Судьба (или, скажем более академично, – теория вероятности) распорядилась так, что мне довелось быть лично знакомым с Венедиктом Ивановичем задолго до моего поступления в университет. Дело в том, что мои родители – Алексей Кондратьевич и Нина Георгиевна – хотя и не были близкими друзьями Калинина, но поддерживали с ним добрые товарищеские отношения. Венедикт Иванович бывал на нашем заволжском огороде, где мы угощали его только что сорванными сочными, сладкими арбузами собственного производства, а потом собирали вместе с ним грибы в лесу, которые в то время водились там в изобилии. Мы с папой несколько раз бывали у Венедикта Ивановича в гостях в его старинном одноэтажном каменном доме на Цыганской улице (ныне – улица Кутякова). Помню его кабинет с массивным письменным столом, заваленном книгами и журналами, с настольной лампой, под которой вальяжно лежал большой симпатичный кот – любимец Венедикта Ивановича. С этими визитами связано у меня много воспоминаний, некоторыми из которых хочу поделиться.

Я знал, что Венедикт Иванович одним из первых в Саратове всерьез занялся только что входившей в моду цветной фотографией. Когда я тоже увлекся этим (а случилось это году в 1955-ом) и стал получать приличные, на мой взгляд, результаты, я уговорил папу навестить Венедикта Ивановича, чтобы показать ему мои снимки и услышать его мнение. Этот визит состоялся, по-моему, где-то осенью 1957 года. Посмотрев мои работы (а среди них была и фотография Нади Семеновой, будущей студентки нашего факультета и моей первой дипломницы), Венедикт Иванович в присущей ему слегка ироничной манере заметил: «Ну-с, молодой человек (это было его любимое обращение к представителям зеленой молодежи вроде меня), я вам свои работы могу и не показывать!».

Честно говоря, я был поражён – заслуженный ученый, профессор – и вдруг говорит мне прямо, что его фотографии уступают по качеству моим! Но свои снимки Венедикт Иванович нам все-таки показал, и были они очень интересными, а особенно поразили меня диапозитивы, с которыми я тогда не работал и цветовым богатством которых был просто очарован.

Хочу ещё упомянуть о том, что, будучи уже студентом 1-го курса, я в качестве фотокорреспондента университетской газеты «Ленинский путь» присутствовал в апреле 1957 года на торжественном заседании Ученого Совета, посвящённом юбилейной дате – пятидесятилетию – В.И Калинина, и оказался единственным фотографом, кто подробно запечатлел это событие.

Расскажу ещё об одном эпизоде. Я учился, насколько помню, на третьем курсе. Мы с папой снова были в гостях у Калинина, в том же кабинете, и пока папа о чем-то разговаривал с Венедиктом Ивановичем, я, заинтересовавшись по радиолюбительской привычке новым радиоприемником, стоявшем на полке недалеко от стола, подошел к нему и стал с интересом крутить ручки настройки, «осваивая» новую для меня технику. Венедикт Иванович несколько раз бросал на меня явно неодобрительные взгляды, а когда я, наконец, отошел от приемника, строго сказал: «Знаете, молодой человек, если бы вы попались мне за таким занятием в лаборатории, я бы вам руки оторвал! Никогда ничего не крутите без надобности». И, надо сказать, я на всю жизнь усвоил этот урок и стараюсь теперь уже сам (правда, не всегда успешно) внушать эту «прописную» истину студентам.

Вообще говоря, общение с Венедиктом Ивановичем во многом определило мой жизненный путь. Именно его слово стало определяющим в моем выборе факультета. А когда на третьем курсе я решил всерьёз заняться наукой, то, выбрав момент, когда Венедикт Иванович был один в своем скромном служебном кабинете на кафедре радиофизики, попросил его уделить мне несколько минут и посоветовать, в какой области приложить мои скромные усилия.  Венедикт Иванович, немного подумав, сказал: «Вы знаете, сейчас Григорий Моисеевич Герштейн начинает очень интересные и важные исследования по моделированию полей методом наведенного тока. Советую вам поговорить с ним».

Я внял совету Венедикта Ивановича, поговорил с Григорием Моисеевичем, и он согласился стать моим научным руководителем. Так и начался мой путь в науке.

Ради справедливости должен заметить, что путь этот не был совсем прямым и ровным. И в этой связи расскажу о последней неформальной встрече с Венедиктом Ивановичем, которая произошла в начале сентября 1960 года. Мы случайно встретились на Ленинской (теперь – Московской) улице, напротив здания главпочтамта. Я поздоровался с ним и в ответ на мое приветствие Венедикт Иванович неожиданно сказал: «Молодой человек, задержитесь на минутку!». Я остановился и он продолжил: «Вы знаете, мне Григорий Моисеевич на вас жалуется! Мало уделяете времени работе!».

Для того чтобы исключительно выдержанный и корректный Григорий Моисеевич пожаловался на меня Калинину, должны были быть веские основания, и таковые, увы, были. Я в то время с головой ушел в общественную деятельность – был фотокорреспондентом «Ленинского пути», активным участником художественной самодеятельности и даже культсектором вузкома комсомола. Естественно, на науку времени оставалось мало, а впереди уже была работа над дипломом.

Мне стало очень неудобно перед Венедиктом Ивановичем – ведь именно по его рекомендации Григорий Моисеевич согласился стать моим научным руководителем! Я пообещал Калинину, что плотно засяду за работу, и своё обещание выполнил, только вот порадовать его этим известием не успел – утром 15 октября нам на лекции сообщили трагическую новость: Венедикт Иванович скончался.

После окончания университета (в 1961 г.) я был принят на работу в лабораторию  моделирования полей (ЛМП) НИИМФ СГУ, научным руководителем которой был Г.М. Герштейн, и в этом же году поступил в заочную аспирантуру при кафедре радиофизики.

Надо отметить, что создание лаборатории моделирования полей стало актуальным после доклада "Преобразование пространственных гармоник квазистационарного поля во временные гармоники наведенного тока", сделанного доцентом (в то время) кафедры радиофизики Г.М. Герштейном на 2-ой Всесоюзной конференции МВО СССР по радиоэлектронике в 1957 году. В докладе была изложена суть принципиально нового метода аналогового (математического) моделирования полей различной физической природы – метода электростатической индукции (наведенного тока).

Первая публикация, соавтором которой был я, появилась в 1962 году  в журнале «Радиотехника и электроника». Она была посвящена исследованию и практической реализации возможности моделирования спектров пространственных гармоник высокочастотного поля периодических структур методом наведённого тока. Именно эта тематика стала главной для меня в течение следующих десяти лет.

К началу 60 – х годов в штате лаборатории моделирования полей были как инженеры, лаборанты, так и студенты, и аспиранты кафедры радиофизики, входившие в научную группу Г.М.Герштейна. В это время разрабатывались и создавались – с помощью экспериментальных мастерских НИИМФ – первые макеты установок, реализующие новый метод моделирования

Под руководством Г.М Герштейна В.В. Лаловым, В.А. Павлючуком и В.П. Прониным были разработаны установки МНТ-ПЗ, реализующие одну из модификаций метода электростатической индукции – метод пролётного зонда.  Одна из этих установок была предназначена для исследования цилиндрических периодических систем, вторая – для исследования линейных периодических систем.

В процессе разработки и изготовления действующих макетов установок возникла мысль о необходимости патентования разрабатываемых устройств и их принципиальных узлов.  Так как в то время ни в НИИМФ, ни в университете не было специальных подразделений, занимавшихся вопросами оформления авторских свидетельств, всю работу по заявкам приходилось выполнять самим авторам. К счастью, в это время в лаборатории выполнялись уже хоздоговорные работы, что позволяло сотрудникам ездить в командировки и проводить необходимые работы непосредственно в Государственном комитете по делам изобретений и открытий СССР.

Одним из первых результатов патентной работы явилась выдача Г.М. Герштейну, В.В. Лалову, В.А. Павлючуку и В.П. Пронину авторского свидетельства на «Устройство для визуального наблюдения и фотографирования спектров пространственных гармоник и распределения поля линейных периодических систем» с приоритетом от 11 февраля 1963 года, Это свидетельство было зарегистрировано в Государственном реестре изобретений СССР 9 августа 1965 года под номером В 685.

Временный номер регистрации объяснялся тем, что в процессе работы над оформлением заявки сотрудниками Государственного комитета было предложено по результатам нашей заявки оформить зарубежные (английские и французские) патенты.

Предложение нами было принято, хотя мы понимали, что это потребует весьма значительных усилий, связанных с переводом текстов на английский и французский языки, с выполнением абсолютно незнакомых нам требований иностранных патентных служб. Кроме того, оформление иностранных патентов требовало дополнительных финансовых затрат.

Однако с помощью родного университета, дирекции НИИМФ и Государственного комитета по делам изобретений и открытий СССР все трудности были преодолены и члены нашего коллектива (Г.М. Герштейн, В.П. Пронин, В.А. Павлючук и работавший уже в Москве В.В. Лалов) стали соавторами двух английских и двух французских патентов: «Моделирующая установка наведенного тока» (англ. патент №№ 1096967 от 24.08.65 г, франц. патент № 1445256 от 31.05.66 г. ) и «Блок граничных условий 1 рода к моделирующей установке наведенного тока»  (англ. патент № 1096968 от 24.08.65 г, франц. патент № 1445257 от 31.05.66 г.). Официальные извещения от Всесоюзной Торговой Палаты о выдаче нам патентов и сами патентные грамоты мы получили позже, в 1968 году. 

После получения нами иностранных патентов нашему авторскому свидетельству был присвоен постоянный номер (191654)

Следует отметить, что наша установка (МНТ-ПЗ) и блок её граничных условий были одними из первых (если не первыми) в послевоенной истории университета и НИИМФ устройствами, конструкция которых защищена не только авторскими свидетельствами СССР, но и  английскими и французскими патентами.

В дальнейшем в рамках выполнения хоздоговорных НИР силами мастерских НИИМФ СГУ и сотрудников лаборатории была изготовлена малая серия установок МНТ-ПЗ. Установки были поставлены в ряд учебных и научных организаций СССР (ЛГУ, МГУ, ХИРЭ и др.) где активно использовались в научных и учебных лабораториях.

В 1966 году установка МНТ-ПЗ демонстрировалась на Выставке достижений народного хозяйства (ВДНХ) СССР. За разработку установки я был награжден золотой медалью ВДНХ, а В.П. Пронин – серебряной.

В 1967 году установка демонстрировалась на международной выставке «Экспо-67» в г. Монреале (Канада), а в дальнейшем – на международных выставках в г. Будапеште (Венгрия) и в Бразилии.

С конца 60-х годов в лаборатории моделирования полей, а потом, с 1973 года, в лаборатории № 22 (которая потом была переименована в лабораторию радиоизмерений – ЛРИ), в связи с моим переходом в неё в качестве заведующего, стали активно развиваться исследования, связанные с возможностью радиофизического подхода к оценке качества фотографических изображений. Стимулом к таким работам послужило установление научных связей с Государственным оптическим институтом им. С.И. Вавилова (г. Ленинград). В это время возник большой интерес как в чисто научном, так и в практическом плане к высококачественному (т.е. с минимальной потерей информации) воспроизведению фотографических изображений. Подобная задача являлась актуальной как для любительской и научной фотографии и кинематографии, так и в репрографии, микрофильмировании и т.д.

В процессе работ, проводимых в ЛРИ группой сотрудников лаборатории под моим совместно с доцентом кафедры электрорадиотехники Н.Г. Олейник руководством (В.А. Климов, О.Н. Гамалеев, С.П. Ефимова, Т.В. Шашукова, А.И. Штрыков) совместно с ГОИ им. С.И. Вавилова, было показано, что одной из наиболее информативных (и в то же время достаточно просто реализуемых аппаратурным путем) характеристик для описания свойств фотографического шума является спектр Винера (энергетический спектр) флюктуаций коэффициента пропускания света проявленным фотослоем. Участниками нашей научной группы совместно с сотрудником ГОИ им. С.И. Вавилова Р.П. Филимоновым (сейчас – профессором, доктором физ. мат. наук) была разработана и изготовлена уникальная экспериментальная установка, позволяющая  проводить аппаратурный анализ как спектра Винера (характеризующего шумовые свойства проявленного фотослоя), так и частотно – контрастной (передаточной) характеристики фотослоя  – аналога амплитудно – частотной характеристики радиотехнического тракта.

В дальнейшем нашей группой была разработана также математическая модель  для записи цветных тест-объектов периодической формы и их воспроизведения, были оценены цветовые искажения, предложен новый способ оптического проецирования цветных изображений, устраняющий эти искажения.

Накопленный в  70-х – 90-х годах большой опыт по  исследованию  шумовых  и передаточных характеристик фотографических материалов на прозрачной подложке, а также разработанные математические модели эмульсионных слоев, позволили в дальнейшем, начиная с 1992 года,  применить разработанную ранее установку для исследования спектров Винера в совершенно новой области, а именно в области медицинской диагностики. Это стало возможным в результате установленной в процессе экспериментальных исследований оптической аналогии между структурой проявленного фотослоя и стандартным мазком крови. На разработанной установке были проведены исследования различных образцов мазков крови, которые показали, что спектры Винера мазков крови как для различных больных, так и для одного и того же больного до и после операции существенно отличаются как по форме, так и по интенсивности. Спектры же мазков крови для одного пациента без функциональных отклонений практически совпадают. Таким образом, полученные результаты подтверждают целесообразность исследования спектров Винера мазков крови при выявлении суммарной реакции форменных элементов крови на какие-либо патологические изменения в организме.

В настоящее время широкое развитие получила цифровая техника. Появились промышленные сканеры с весьма высокой разрешающей способностью, что позволило перевести разработанные ранее методики  в область цифровой обработки сигнала.

Следует отметить, что работы, связанные с медициной,  были начаты под моим руководством ещё в Лаборатории моделирования полей (лаб. 21) в конце 60-х годов прошлого века и успешно продолжены после моего перехода в лабораторию радиоизмерений (лаб. № 22.) Группой сотрудников нашей научной группы (В.А. Климов, А.И. Штрыков, В.А. Будников, Н.Г.Олейник, М.В. Кольцова) совместно с к.м.н., доц. СГМУ И.Б. Харитоновым и к.м.н., зав. урологическим отделением  Дорожной клинической больницы ПривЖД Н.Г. Кобловой был разработан ряд действующих макетов приборов для урофлоуметрии и неинвазивного лечения мочекаменной болезни, принцип действия и конструкция которых защищены авторскими свидетельствами и 6 патентами РФ.

В 1989 году для санитарно-лечебной части Приволжской железной дороги временным трудовым коллективом, в состав которого входили сотрудники лаборатории № 22  В.А. Павлючук, В.А. Климов, А.И. Штрыков, И.В. Юрина, В.А. Будников, а также  И.Б. Харитонов, и Н.Г. Коблова, была изготовлена малая серия (7 шт.) приборов для консервативного изгнания камней из мочеточника. Эти приборы в течение ряда лет интенсивно использовались в урологическом отделении больницы для лечения мочекаменной болезни.

Разработанные в ЛРИ под моим руководством приборы медицинского профиля демонстрировались на выставке, посвящённой 90-летию СГУ.

Модернизированный образец прибора для неинвазивного лечения мочекаменной болезни (авторы разработки – В.А. Климов, Н.Г. Коблова, М.В. Кольцова, Н.Г. Олейник, В.А. Павлючук, И.Б. Харитонов) под названием «Автономный прибор для консервативного изгнания камней мочеточника», защищённый тремя патентами РФ, демонстрировался на Первом Саратовском салоне изобретений, инноваций и инвестиций в 2005 году и был награждён Бронзовой медалью.

В настоящее время наша научная группа, в которой, кроме меня, осталась лишь с.н.с. лаборатории электромагнитных полей и радиоизмерений Н.Г. Олейник, занимается дальнейшим совершенствованием методики применения цифрового варианта микрофотометрического метода для экспресс-анализа вероятностных характеристик мазков крови.

В заключение хочу сказать, что список моих научных трудов насчитывает 122 наименования, из которых – 20 авторских свидетельств, патентов, свидетельств на полезную модель, в том числе 2 английских и 2 французских патента.

 

 

Основные научные публикации: 
  • Н.Г. Олейник, В.А. Павлючук О ВОЗМОЖНОСТИ АНАЛИЗА КРОВИ ПО ЦИФРОВОМУ ИЗОБРАЖЕНИЮ МАЗКА // Гетеромагнитная микроэлектроника. 2013. № 14. С. 66-72.
  • М.В. Коблова, Н.Г. Олейник, В.А. Павлючук, И.А. Пчелинцев, А.С. Юсова ПРИМЕНЕНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО СКАНИРОВАНИЯ ДЛЯ АНАЛИЗА ВЕРОЯТНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК КОЭФФИЦИЕНТА ПРОПУСКАНИЯ ПРОЗРАЧНЫХ СРЕД С ЗЕРНИСТОЙ СТРУКТУРОЙ (НА ПРИМЕРЕ МАЗКОВ КРОВИ) // Гетеромагнитная микроэлектроника. 2009. № 7. С. 68-73.
  • Н.Г. Олейник, В.А. Павлючук, И.Б. Харитонов МОМЕНТНЫЕ ФУНКЦИИ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ КОЭФФИЦИЕНТА ПРОПУСКАНИЯ СВЕТА МАЗКОМ КРОВИ // Биомедицинская радиоэлектроника. 2008. № 11. С. 49-54.
  • В.А. Климов, Н.Г. Коблова, М.В. Кольцова, Н.Г. Олейник, В.А. Павлючук, И.Б. Харитонов
  • СПЕКТР ВИНЕРА ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ КОЭФФИЦИЕНТА ПРОПУСКАНИЯ СВЕТА МАЗКОМ КРОВИ // Биомедицинская радиоэлектроника. 2006. № 5-6. С. 6-14.
  • В.А. Климов, Н.Г. Коблова, Н.Г. Олейник, В.А. Павлючук, Р.П. Филимонов, И.Б. Харитонов
  • МИКРОФОТОМЕТРИЧЕСКАЯ УСТАНОВКА ДЛЯ ИЗМЕРЕНИЯ СПЕКТРОВ ВИНЕРА МАЗКОВ КРОВИ // Биомедицинская радиоэлектроника. 1999. № 4. С. 51. 1
  • V.A. Budnikov, V.A. Klimov, N.G. Koblova, V.A. Pavlyuchuk, I.B. Kharitonov, A.I. Shtrykov, I.V. Yurina UROFLOWMETER - A DEVICE FOR MEASURING VOLUME AND VOLUMETRIC RATE OF MICTION // Biomedical Engineering. 1999. Т. 33. № 4. С. 214-216.
  • I.B. Kharitonov, V.A. Pavlyuchuk DEVICE FOR MEASURING THE URINE FLOW RATE // Biomedical Engineering. 1976. Т. 10. № 2. С. 104-106.
  • Г.М. Герштейн, В.А. Павлючук, В.П. Пронин, И.Н. Салий, В.А. Седин Применение метода наведенного тока для решения краевых задач радиоэлектроники // РАсчет физических полей методами моделирования. 1968. С. 321-330.
  • Г.М. Герштейн, В.А. Павлючук Аналоговый моделирующий прибор МНТ-П3 для анализа спектра пространственных гармоник и распределений поля методом наведенного тока // Вопросы моделирования полей. 1967. С 96-113.
  • Г.М. Герштейн, Г.В. Жемарин, В.А. Павлючук Решение внешних краевых задач методом наведенного тока // Вопросы электрического моделирования полей. 1967. С.71-79.
  • Г.М. Герштейн, В.А. Павлючук, В.П. Пронин, И.Н. Салий, В.А. Седин Применение метода наведенного тока для решения краевых задач радиоэлектроники // Труды II Всесоюзной конференции по аналоговым средствам и методам решения краевых задач - М, 1965. С. 74-76.
  • Г.М. Герштейн, Г.В. Жемарин, В.А. Павлючук Моделирование полей в бесконечных и полубесконечных средах методов наведенного тока // Труды II Всесоюзной конференции по аналоговой вычислительной технике. 1966. С. 62-63.
  • Г.М. Герштейн, В.А. Павлючук К вопросу об автоматическом получении спектра пространственных гармоник высокочастотного поля периодических систем // Аналоговые методы и средства решения краевых задач. 1964 - С. 138-139.
  • Г.М. Герштейн, В.А. Павлючук, В.П. Пронин Установка для анаголового моделирования спектра пространственных гармоник поля периодических систем // Труды 1-ой Всесоюзной конференции по аналоговой вычислительной технике: тез.-аннот. докл. и сообщ. - М., 1963. - С.16-17.
  • Г.М. Герштейн, В.А. Павлючук Анализ спектра пространственных гармоник поля периодических систем на моделях наведенного тока // Доклады Четвертой межвузовской конференции по применению физического и математического моделирования в различных отраслях техники. - 1962 - Сб.1: Математическое моделирование полей. - С. 225-236.
  • Г.М. Герштейн, В.А. Павлючук, В.В. Лалов Моделирование пространственных гармоник высокочастотного поля периодических структур методом наведенного тоак // Тезисы докладов и совещаний на Первом Всесоюзном совещании по аналоговым средствам и методам решения краевых задач. 1962. С37.
Дополнительная информация: 

Полученные патенты на изобретения:

  • патент на изобретение RUS 2071724 УСТРОЙСТВО ДЛЯ ИЗМЕРЕНИЯ ОБЪЕМНОЙ СКОРОСТИ МОЧЕИСПУСКАНИЯ И ОБЪЕМА ВЫДЕЛЕННОЙ МОЧИ. Авторы: Будников В.А., Климов В.А., Коблова Н.Г., Павлючук В.А., Харитонов И.Б., Штрыков А.И., Юрина И.В.
  • патент на изобретение RUS 2008884 СПОСОБ КОНСЕРВАТИВНОГО ЛЕЧЕНИЯ МОЧЕКАМЕННОЙ БОЛЕЗНИ. Авторы: Климов В.А., Коблова Н.Г., Павлючук В.А., Харитонов И.Б., Штрыков А.И.
  • патент на изобретение RUS 2066979 УСТРОЙСТВО ДЛЯ НЕИНВАЗИВНОГО ЛЕЧЕНИЯ МОЧЕКАМЕННОЙ БОЛЕЗНИ Авторы: Будников В.А., Климов В.А., Коблова Н.Г., Павлючук В.А., Харитонов И.Б., Штрыков А.И.
  • патент на изобретение RUS 2074750 УСТРОЙСТВО ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ МОЧЕКАМЕННОЙ БОЛЕЗНИ. Авторы: Будников В.А., Климов В.А., Коблова Н.Г., Павлючук В.А., Харитонов И.Б., Штрыков А.И., Юрина И.В.
  • патент на изобретение RUS 2113694 УСТРОЙСТВО ДЛЯ ИЗМЕРЕНИЯ УРОВНЯ ЭЛЕКТРОПРОВОДЯЩИХ СРЕД. Авторы: Климов В.А., Павлючук В.А.
  • патент на изобретение RUS 2195706 28.11.2000 СПОСОБ ЭКСТРЕННОГО ВЫЗОВА Авторы: Климов В.А., Коблова Н.Г., Кольцова М.В., Олейник Н.Г., Павлючук В.А., Харитонов И.Б.
  • патент на изобретение SU 1760522 Способ определения функции передачи модуляции высококонтрастных материалов. Авторы: Филимонов Р.П., Павлючук В.А., Климов В.А.
  • патент SU 1394197 Способ определения функции передачи модуляции высококонтрастных фотоматериалов. Авторы: Филимонов Р.П., Павлючук В.А., Климов В.А.